Бесплатная почта
Логин (полный адрес):
Пароль:
Заведите БЕСПЛАТНУЮ почту на @ruqrz.com


О романтике радиоволн в эпоху интернета

Вместо интернета — радиоэфир. Вместо френдов — радиодрузья. Вместо родного Новосибирска — морское пространство, необитаемые острова или полярные широты. У Юрия Зарубы, президента клуба радиолюбителей-путешественников «Русский Робинзон», за плечами много экспедиций и несколько десятков «открытых» островов.

САМЫЕ ВЕЖЛИВЫЕ ЛЮДИ В МИРЕ

Мы сидим в радиорубке Юрия Зарубы. На стене — дипломы и радиокарта. На столе — глобус и импортный трансивер с магическими кнопочками и регуляторами. У Юрия таких приёмопередатчиков несколько. Есть и переносные, для путешествий. Этот — для местной УКВ-связи, большая домашняя радиостанция. С помощью трансивера можно связаться с радиолюбителем в любой точке земного шара. Что и взялся продемонстрировать Юрий:

Попробуем включить… так, сейчас, минуточку, диапазончик включим… ага, четырнадцать, так… и громкость… щас, щас, щас…

Трансивер сперва затрещал, а после засвистел на разные голоса.

Сейчас, точнее настроимся. Шум, потому что такой эфир: мы находимся в Новосибирске, где куча промышленных предприятий, которые дают много помех, — поясняет Юрий, убавляя громкость. — А стоит выехать куда-нибудь в пригород… в Бердск, например, — там чистейший, кристально чистый эфир. Ну, и высота установки антенны тоже важна. Поэтому, если заметили, я живу на верхотуре. На десятом из десяти этажей.

-Юрий, что это за увлечение такое — радиолюбительство?

-По сути, это техническое хобби. Люди, которые жмут на кнопки своих мобильников или компьютеров, лазая в интернете, не знают, как работает их связь, им это даже и не надо знать, им это неинтересно. Они потребители. А в радио ты сам созидатель своей связи! Это же какое удовольствие: ты сам настраиваешь связь — и вот: живой голос в эфир передаёшь… А лучше — как раньше было — сам собираешь из радиодеталек приёмопередатчик.

-Правда, сейчас мало кто с паяльником сидит. Сейчас проще купить. Но ведь это же просто волшебство было!

-Зато сегодня радиолюбительство тесно связано с путешествиями: радиосвязь в современном мире не имеет границ, в отличие от интернета или сотовой связи. И вот здесь, ребята, начинается технический спорт.


— Как происходят спортивные соревнования радиолюбителей?


— Соревнования у нас — это проведение радиосвязей с разными точками Земли: только как можно больше и за установленное количество времени. Время может быть разным, несколько часов, но международные соревнования длятся обычно сутки. Сидя в своих домах, возле своих приёмопередатчиков, люди состязаются на скорость и точность настройки, кто больше связей проведёт с разными корреспондентами. Помимо количества установленных радиосвязей, судьями определяется и качество: дальность и редкость. Но у нас не столько дальность важна, сколько редкость. Есть понятие: DX — deluxe. То есть что-то такое… эксклюзивное… Например, Чукотка: там мало радиостанций и находится она далеко. Вот и получается, что за одну эксклюзивную Чукотку начисляется больше очков. Организация соревнований сейчас происходит по интернету: распространение информации, сверка отчётов, комментарии…

-Радиолюбители в эфире говорят по-английски?

— И по-русски, случается. И не только внутри нашей страны. Но в международном эфире общение ведётся, конечно, в основном по-английски. Да и радиоаппаратуры и любителей дальней КВ/УКВ и спутниковой связи в Европе и в Америке больше, чем у нас, на родине радио: парадокс, но факт.

-Это во многом из-за того, что в СССР запрещалась такая деятельность?

-Ну, не то что бы совсем запрещалась, но сильно ограничивалась и строго регламентировалась в рамках полувоенного ДОСААФа. Времена были такие: закрытость общества от внешнего мира… всё это повлияло, конечно. И что в результате? Вот возьмём любую развитую в экономическом смысле европейскую страну. К примеру, Германию… Радиолюбителей в Германии насчитывается примерно 600 тысяч. Это тоже показатель технической свободы и, если хотите, уровня развития общества. У немцев есть даже федеральный закон о радиолюбительстве. У нас такого нет и близко. На родине радио!

-У нас — на всю нашу громадную страну — чуть более 50 тысяч радиолюбителей.

-Вот, пожалуйста, показатель… это к вопросу о том, кто раньше изобрёл радио: Попов или Маркони? Собственно, сам Попов — первый пострадавший от всех этих запретов. У меня нет никаких сомнений, что первым радио изобрёл наш Александр Степанович. Но поскольку он работал в интересах военно-морского флота, то, соответственно, всё было засекречено, запатентовать изобретение было невозможно. Кстати, в этом году будем 7 мая отмечать 120-летие изобретения радио. День радио — мой любимый праздник!

Тут приёмопередатчик засвистел, послышался искажённый голос мужчины, говорящего будто бы с гелием в лёгких; слова трудно различимы.

Это радиолюбитель говорит?

Да. Кто-то даёт общий вызов. Соответственно, второй корреспондент находит, слышит, и, если ему интересно, он пытается его вызвать. Сейчас мы попробуем его послушать…

«…в сторону Красноярска… короче, э-э-э… с погодой это… ненормально, и что будет, непонятно…»

-Ну, вот о чём угодно могут говорить: о погоде, о технике, о спорте, о дальних странах. Так, теперь давайте попробуем поискать какого-нибудь иностранца…

В сверлящем шуме слышатся свисты, трель морзянки и перекатывания искажённых голосов, среди них проявляется другой мужской голос:

«…чисто, красиво… у нас яркое солнце, небольшой ветерок северный, около нуля градуса; а что у вас в Алматы сегодня? На приёме».

Он с Алматы связывается!

Слова в основном позитивные звучат: «погода хорошая», «я вас слышу хорошо»…

Радиолюбители, коротковолновики — самые вежливые люди в мире. Получают положительные эмоции и дарят их другим, всегда желают 73…

73?

-Да, это на нашем языке означает: «всего доброго», «наилучшие пожелания». Вот, кстати, второго корреспондента, из Алматы, мы сейчас не слышим. Может быть, так получилось, что скачок радиоволны прошёл над нами. Такова особенность распространения коротких волн. Потому и получается при небольшой мощности передатчика — всего сто ватт, например, — держать связь за тысячи километров. Это если повезёт с прохождением, конечно.

-Прохождение, а как его определить: есть оно или нет?

-На прохождение радиоволн влияет много факторов: время суток и даже года, диапазон радиочастот, состояние магнитосферы Земли, вспышки на Солнце… Есть целые программы для расчётов, но проще взять и послушать эфир самому. Например, в Новосибирске есть специальный радиомаяк. Он автоматически передаёт радиосигналы на пяти разных коротковолновых диапазонах. Причём разными уровнями мощности. Таких маяков по всему миру 18 — один из них, единственный в России, установлен у нас в НГТУ. Прослушав их, можно буквально за три минуты определить, на каких радиотрассах есть прохождение, а также и его энергетику.

«…радиолюбительская аварийно-спасательная служба… РАС… я Радио Елена ноль Радио Елена Сергей… группа станций…»

-Позывной: RE0RAS, значит, это радиолюбительская аварийная служба трафик проводит. Мы сейчас вышли на частоту радиолюбительской аварийной связи. Существует такая служба общественная, РАС, часть этих общественников находятся в структуре МЧС как штатные операторы. Сам центр находится в Красноярске. Когда в стране или мире происходит какое-то ЧП, здесь устанавливается радиообмен с разными регионами. Вот, слышите, он говорит: «без оперативных данных, без оперативных сообщений», — то есть всё нормально, они просто проверили канал связи, что он работает и в случае чего на связи. Бывает и так, что радиолюбители чьи-нибудь сигналы SOS улавливают, стараются помочь. Многие на радиоволнах сопровождают путешественников, слушают морские суда, с геологами держат связь. Тут ведь мир без границ!

ОКНО В ДРУГИЕ МИРЫ

-Юрий, в детстве вы установили радиосвязь с самим Туром Хейердалом, который тогда, в 1977 году, путешествовал на «Тигрисе». Как повлиял на вас, советского школьника, тот случай?

-Тур Хейердал стал катализатором моей радиолюбительской жизни. Во всех своих экспедициях Тур использовал именно любительскую радиосвязь, потому что профессиональная связь во все времена заметно проигрывала. Профессионал может сказать: «о, у меня рабочий день закончился, до свидания», «о, я заболел, я на больничный»… А радиолюбитель работает не за деньги. Он волонтёр, он работает за интерес! Ему просто интересно послушать: как слышно?.. Хоть и посреди ночи встал, включил трансивер — это же несложно: кнопку нажал — и установил связь с миром в любой точке! Можно сказать, что Тур Хейердал создал некий романтический ореол вокруг радиолюбительства и путешествий для всех мальчишек и девчонок в СССР. Всё началось со знаменитого «Кон-Тики», мы же зачитывались книжками тогда. Мечтали, свои плоты строили! Ведь был железный занавес. А здесь — плавание! По морю! За границей!

-И можно с самим путешественником поговорить.

-Да! С ним, с самим Туром! Обалдеть! Как, и разрешения не надо? Да нет, не надо, просто сам оформись наблюдателем, послушай сначала, а там — пожалуйста, говори! Ничего себе! — думали мы. В журнале «Радио», помню, напечатали, что экспедиция такая-то выйдет в плаванье — на плоту «Тигрис» — из города Басра в Ираке: тогда они планировали идти вдоль Африки, где шла война. В общем, когда этот плот плыл, мы все ждали на частоте: когда же включится передатчик? С Туром держал связь один радиолюбитель из Ессентуков, Валерий… Мне было 14, а ему, может, 28. Он был радиокоординатором (net control) экспедиции. Так вот, этот парень записывал список желающих связаться с «Тигрисом», которых он слышал за счёт того, что у него антенна, аппаратура хорошая. И передавал на борт: мол, вас тут ожидают двадцать человек желающих. Одним из многих был я. Тур установил на протяжении всего того плавания связей 360 примерно, причём радио было для него лишь вспомогательным элементом: это же была не радиоэкспедиция, а путешествие на тростниковой лодке, почти на соломе! И вот он прошёл аж до Джибути, где и сжёг свой плот «Тигрис» в знак протеста против гонки вооружения и боёв в Африке и Азии, — это известная история. Вот я с Туром Хейердалом тогда и связался.

-И что вы сказали Туру Хейердалу?

-Это диалогом назвать нельзя. Это была короткая связь. Позывной, меня зовут Тур, папирусная лодка «Тигрис», Индийский океан, как меня слышно? Меня зовут Юрий, город Ачинск… У меня тогда и позывного-то не было в 14 лет, я вышел в эфир с коллективной радиостанции. Личный позывной — уникальное радиоимя для эфира — в СССР можно было получать с 16 лет, после того как выдавали паспорт: это сейчас даже дети могут работать в эфире свободно. Сейчас даже заявку на образование позывного в Главный радиочастотный Центр в Москву можно по имейлу отправить. В общем, наша радиосвязь с Туром длилась буквально пару минут, но она сильно изменила мою жизнь. Я прикоснулся к настоящим путешествиям и загорелся ими.

-Как можно было загореться путешествиями в 1977 году, во времена железного занавеса?

-Но радиосвязь выскочила за этот занавес! Всё было просто: связываться с капиталистическими странами — нельзя, точнее, не всем можно, а со странами соцлагеря — пожалуйста.

-Но ведь путешествия по волнам радиоэфира — это всего лишь замена настоящему путешествию. Вы мечтали о большем?

-Всё начинается с мечты. Понимаете, как это было для меня, школьника.

Не просто мой радиосигнал, не просто голос мой долетел до Тура Хейердала, а я сам долетел до него по эфиру!

Вот какое было моё мироощущение. Все советские люди смотрели на зарубежный мир глазами Юрия Сенкевича. А тут — по своей инициативе, сам, я перенёсся к великому путешественнику!

-А на сегодняшний день что представляет собой радиолюбительство?

-Сегодня радиолюбительство — это абсолютно мировое движение. Пять миллионов человек на Земле официально имеют радиолюбительские лицензии. А те, которые «сочувствующие», которые просто увлекаются радиотехникой, — тех ещё в сто раз больше. Радиолюбители есть во всех странах. Кроме Северной Кореи. Российские радиолюбители сегодня гораздо более свободные, чем в советские времена. Но если тогда радиоспорт и радиолюбительство поддерживались государством, то сейчас финансирования почти нет. А занятия радиоделом недёшевы. Хороший японский трансивер стоит десятки тысяч рублей, а без импортной радиоаппаратуры серьёзных результатов добиться невозможно. Поэтому так: если хочешь чего-то достичь, — то, помимо желания и операторского мастерства, нужна ещё и техника. В любимое дело нужно вкладываться.

-А «радиопираты» бывают, кто контролирует эфир?

-Пиратские радиостанции, которые вещают в эфире без лицензии или работают неприсвоенными, чужими позывными встречаются. Правда, сегодня радиопиратство не так популярно, как, например, в 70-80-е годы, когда хотелось слушать запрещённую музыку и мировые новости. Вообще, мы с радиохулиганами никак не пересекаемся.

-Радиолюбители — квалифицированные энтузиасты своего дела и знают правила работы в эфире

-Ведь радиоэфир — наш общий дом, а частотный ресурс — мировое достояние, и он ограничен. Поэтому на страже эфира стоит Роскомнадзор и предприятия радиочастотной службы. Это контролирующие органы. И с ними у нас хорошие отношения. Радиолюбительское сообщество само по себе саморегулируемое. В Международном союзе электросвязи ITU радиолюбительская служба определяется как общественная радиослужба для целей самосовершенствования, без извлечения коммерческой выгоды. Мы сами следим за «чистотой эфира». Вот, например, в Швеции радиолюбительские лицензии выдаёт не Администрация связи страны — государственный орган, а Национальная радиолюбительская организация. Я думаю, что и мы к такому постепенно придём. В последние годы удалось добиться международного признания российских радиолюбительских лицензий в Европейской конференции почт и телеграфов (CEPT), и сейчас российские радиолюбители могут спокойно ездить почти по всему миру с радиостанциями и национальными сертификатами.

-А почему новичкам-радиолюбителям обязательно надо регистрироваться?

-Регистрация, конечно, нужна: так определяется квалификация радиолюбителя, его категория, разрешённые частоты и виды работ. И главное — радиопозывной! Это же «радиоимя», по которому определяется принадлежность к стране. Мой позывной UA9OBA, по нему меня узнают во всём мире. Он обозначает Россия, Западная Сибирь, Новосибирск…

ТУДА, ГДЕ СВЯЗИ НЕТ

Юрий достаёт из стола претолстую стопку разноцветных карточек:

Вот, QSL-почта пришла вчера, я её ещё не разбирал…

-Что эти карточки означают?

-Они имеют двойную функцию. Первая: это документ, который подтверждает факт установления радиосвязи, контакта, по радиокоду — QSL. Вторая: это как визитная карточка владельца радиостанции, визитка. Я увидел: вот он, человек, его фотография, радиоаппаратура и антенна, вот флаг его страны, адрес… Вот у меня радиодруг из Шотландии, из Италии… из Магадана — откуда угодно. США, пожалуйста: на карточке флаг Америки. И помимо этого, ещё один флаг, Финляндии. То есть этот товарищ находится периодически и там, и там, два позывных у него: американский и финский.

-У вас со всеми этими людьми были разговоры?

-B основном сама по себе связь может длиться несколько минут, минуту, а то и меньше; в соревнованиях — считанные секунды. Главное — передать свой и принять корреспондентский позывной, обменяться оценками разбираемости, слышимости, тона сигналов. Это минимум. И всё, связь установлена. Накапливается большое количество подтверждённых связей — потом эти карточки можно собрать и стать соискателем на разные дипломы, которые подтверждают радиолюбительские достижения, — всё как в любом другом спорте. Мы вот, например, были в экспедиции на Аляске и дали возможность радиолюбителям установить связь с редкой точкой на радиолюбительской карте мира. В этом и заключается спорт, азарт, поиск нового. Человек «сработал» с редчайшим островом, — где экспедиция бывает, может, раз в двадцать пять лет!

-Вы полмира объехали. Наверняка вас многие спрашивают: где лучше?

-Да, спрашивают. И, наверное, для меня это всё-таки Аляска. Я был там пять раз. Земля первооткрывателей, бывшая Русская Америка. Очень комфортное место для жизни: там правильный климат, чем-то похожий на камчатский. В туристическом плане, конечно, есть много красивых, уникальных мест. Но все красоты мира я совершенно осознанно положу к подножию Алтайских гор: в месте юга Телецкого озера. Красивее места на планете я не видел! Людей там мало, раз в неделю ходит кораблик с севера на юг…

Нет связи. Это такой кайф! Мы постоянно в какой-то связи находимся с другими людьми, мы неразлучны со своими мобильниками.

Я друзьям всегда советую: если вы хотите по-настоящему отдохнуть, просто езжайте туда, где связи нет или почти нет, где вы сможете побыть сами собой. Где можно будет не забивать голову ничем, просто наслаждаться красотой природы.

-Юрий, что для вас счастье?

-Жажда открытий! Мы с клубом «Русский Робинзон» проводим радиоэкспедиции, бываем в морях, иногда даже на таких труднодоступных островах, где не только нога радиолюбителя не ступала, но и вообще — человека! И такие острова есть! Мы высаживаемся на них и первыми открываем там радиоточки. В фильме KL7DX можно посмотреть, как я дал название горной вершине на острове, на который мы радиоэкспедицию проводили. То есть существуют безымянные вершины, они до сих пор есть! Вот представляете, в наше время мы сидим, жарим шашлык и прикидываем: ну, что, как гору-то назовём? И вот на Аляске, на бывшей русской земле, мы назвали вершину в честь радиолюбителей — ham radio Пик. А ещё был один раз на одном небольшом островке на Аляске, его даже не на всякой карте видно: остров Матвея. У меня младшего сына так зовут. Остров необитаемый, труднодоступный, там мало кто был вообще. А мне — посчастливилось, удалось. Так вот там была гора. Безымянная. И я назвал её горой Матвея. Теперь думаю: вот как вырастет сын, поедет… на свою  гору.

Дмитрий Северов






Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика