RUQRZ hamradio
TOP недели
Популярные статьи


Российская территория… Внутри Беларуси!

860_6a

На территории Добрушского района есть своя Россия. Точнее, деревни Саньково и Медвежье считаются российскими землями, которые заключила в братские объятья Гомельская область. Правда, я застала их не в лучшие времена — радиация жирным крестом подписала им приговор.
Радиоактивная зона подкралась незаметно. Только что проезжали леса-поля, на одном даже вроде как трактор копошился, и вдруг — заброшенная школа с торчащими из окон ветками. Неподалеку — останки деревни. Нельзя назвать это жизнеутверждающим зрелищем. Дорога хорошая, местами даже досыпанная. Трудно предположить, что она ведет «в никуда».Таких вроде как заброшенных троп полно. Многие из них связывают Беларусь с Россией. И для местных нужд они используются, и контрабанду по ним возят: сигареты, спиртное, другое — все, что выгодно. Граница «прозрачная» — пограничного ограждения, кроме таможенных пунктов на «официальных дорогах», нет, поэтому контролировать — ездят местные жители по своим делам или кто-то контрабанду в другую страну повез, — тяжело. Далеко впереди нашей машины громыхает грузовик, груженный лесом. Вот и скрылся из виду. Может, кто-то дрова себе повез, а может, это и есть злостный контрабандист.

Леонид Здунюк, главный специалист отдела по проблемам ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, рассказывает, что во многих отселенных деревнях есть жители: кто-то сразу отселяться не захотел, обычно это люди пожилые, а кто-то и возвращается…
— Вот парадокс! — удивляется Леонид. — Многим уже под 80 лет, и ничего, живут потихонечку. А их ровесники, которых отселили, уже давно в земле лежат. Все-таки психологический фактор огромную роль играет — трудно пожилым людям с нажитого места сниматься!
Приехали в анклав. Никаких опознавательных знаков, что эта территория России, нет. Во времена СССР это было ни к чему, а теперь и подавно. Сопровождавшие меня сотрудники Добрушского райсполкома предупредили: в Саньково и Медвежьем никто не живет. Людей, правда, мы встретили. Машина свернула с дороги, и мы припарковались как раз возле небольшого грузовичка. На нас испуганными глазами смотрел его хозяин. С другой стороны деревенской улицы стояла еще одна машина — легковая. Мужики по каким-то своим делам здесь оказались и мы их удивили неожиданным появлением. Мы поздоровались, а те сразу же удалились. Больше здесь никого не встретили.

Кусочек России оказался пустым: дома разгромлены, разворочены, разворованы. Только буйной сирени нипочем радиация и разруха. Дорожки покрываются рыжим мхом. Остатки асфальта — видно, жизнь в деревне била ключом. В анклаве на трёх с половиной квадратных километрах жило около 120 человек. Теперь же на дорожке лосиный помёт и брошенные кем-то чугунок и кувшин. Хаты выпотрошены полностью. Куда-то исчезло все, даже полы. Крыши провалились. На покосившемся заборе эмалированный детский горшок. Забытый. Неужели 17 лет так и висит? Странная воронка посреди улицы — тут был колодец. Опять же чьи-то руки выдернули несколько колец и куда-то приспособили. Возможно, к себе в хозяйство. Радиация не видна. Не каждый человек может поверить в опасность того, чего не может увидеть, взять в руки, то, что сразу его не укусит и не поранит.

Люди, которые бывали в пустых отселенных деревнях, рассказывали, как здесь бывает страшно. Однако в конце мая, когда все вокруг было залито светом, а природа, казалось, радовалась наступавшему лету, не чувствовалось той ужасной тишины и пустоты, о которой были наслышаны. Едешь за одним, а находишь другое. Российский анклав оказался местом, не нужным теперь никому. И, наверное, таким и останется. Пока здесь «зона» — других проблем по горло. В «Маугли» рассказывалось о заброшенном городе с несметными богатствами и стаями обезьян. Так и эти деревни, возможно, будут лежать посреди зарослей белорусской природы. Место для них освободилось, когда люди покинули эти места.
На дереве у обочины висит скелет. Настоящий. Собаку вздёрнули. Страшно. Только теперь начинаешь думать об этих местах, как о «диких».
Возвращаемся в Добруш. Так много людей вокруг! Неужели за пару часов от этого можно было отвыкнуть? Опрятный город на 14 мостах. Идея построить город на реке Ипуть была великолепной — виды открываются потрясающие! Посреди города есть остров — когда-то на нем было что-то вроде парка отдыха с аттракционами. Теперь остров снова восстанавливают. Предприятия — бумажная фабрика и фарфоровый завод. Фабрика была построена еще при князьях Паскевичах. Само по себе здание ее — уже достопримечательность. А еще в городе интересно рассматривать дома: резные карнизы на окнах — гордость местных умельцев. Еще недавно Добруш считался городом в зоне с уровнем радиоактивного загрязнения 5-10 кюри, в августе 2002 года его перевели в зону 1-5 кюри. Здоровье людей от этого пока не улучшилось.
Маленькие зарплаты стимулируют тягу к натуральному хозяйству. Даже возле домиков городского типа разбиты огородики. А на рынке продают семена дынь и арбузов.
— Честное слово, сейчас такое лето пошло, что хоть и не крупные, но вызревают они у нас! Да нет же, не шучу я, — говорит мой новый добрушский знакомый. А я уже и верю. Я уже всему поверю. На этой земле всё может вырасти. Только будет ли кому убирать?

Как появилась эта российская «капля», рассказал «АиФ» Петр Стрибук, главный хранитель Добрушского краеведческого музея. Возник анклав в 20-е годы XX века, когда восточные районы Гомельской губернии входили в состав РСФСР. В 1920 году в урочищах Санькова поляна, Медвежья дубрава и Роговой копец, приписанных к деревне Хатки Вылевской волости Гомельского уезда, поселились хуторянами уроженцы российского села Добродеевка. В 1924 местные органы советской власти разрешили и другим желающим поселиться в урочище на пустовавших землях. Так в 1924-25 годах появились новые деревни Саньково — 30 дворов и Медвежье — 37. Российскими эти деревни остались потому, что при укрупнении Белоруссии в 1926 при определении границы их жители продолжали считать себя русскими и хотели остаться в России. Так получилось, что два населенных пункта, расположенных в Беларуси (тогда БССР), подчинялись РСФСР. Хотя большой разницы по тем временам не было. Теперь 450 гектаров анклава принадлежит Злынковскому, а 60 — Новозыбковскому районам Брянской области Российской Федерации. Во время войны обе деревни были сожжены фашистами за связи с партизанами. В послевоенные годы деревни восстановили. На сорок с лишним лет.

 

ЛЮДИ УШЛИ — АДРЕС ОСТАЛСЯ

На территории Гомельской области находятся две деревни, относящиеся к… Злынковскому району Брянской области Российские деревни Саньково и Медвежье, где побывал корреспондент «СОЮЗа», расположены внутри Добрушского района и со всех сторон окружены белорусской территорией. Граница с Россией недалеко — метров 800, но добраться до нее можно только труднопроходимым болотом. Саньково и Медвежье относятся к Добродеевскому сельсовету Злынковского района Брянской области. Правда, слово «относятся» не совсем применимо — в деревнях, увы, давно никто не живет. После чернобыльской аварии они попали в зону отселения. Некоторое время здесь доживали свой век старики, не признававшие радиации. Потом селенья опустели. А вскоре развалился Советский Союз, про деревни забыли. Впрочем, не все. «Гости» здесь явно бывают. Кто-то затеял раскопки вдоль дороги — метров 200 водопроводных труб уже вырыты и увезены, остальные, похоже, ждут своей очереди. Стекол в большинстве домов нет. Они не выбиты, а очень аккуратно вынуты. Некоторые вместе с рамами и наличниками. На полу в одной из хат стоит труба от дымохода — все, что осталось от русской печи, которую кто-то разобрал по кирпичику и вывез. Среди хлама — газета с заявлением ГКЧП. Возможно, последняя, полученная в этом доме…

На фоне запустения как-то неуместно смотрится водонапорная башня. Попытка забраться по ней наверх (хотелось осмотреть окрестности) едва не закончилась для меня трагически — одна из ржавых металлических скоб отвалилась и я едва не упал вместе с ней. Рядом с дорогой — небольшое кладбище, судя по всему — военное. От надгробий мало что осталось, с центрального постамента опознавательные знаки то ли сбиты, то ли отвалились, едва угадывается надпись…

На дороге свежие следы машин — жители соседних деревень утверждают, что через Медвежье ездят нелегальные бензовозы с топливом. За околицей слышны выстрелы. Для зайцев и лис здесь раздолье. Рассказывают, в здешних краях любят охотиться заезжие россияне. Формально браконьеров (как, впрочем, и других правонарушителей) на территории анклава добрушская милиция задерживать не может — ведь они находятся в своей стране. Такой вот юридический парадокс.
Про это удивительное образование на белорусской территории знают немногие. Ничего определенного об истории анклава не смогли мне сообщить в областном архиве, музее, Гомельском университете имени Франциска Скорины, Национальной академии наук и отдельно взятые историки. Сведения краеведов разрозненны и основаны в большинстве на газетных вырезках советских времен. Даже всезнающие добрушские почтовики с 20-летним стажем и те не подозревали, что неподалеку есть такой географический феномен. По крайней мере, не припомнят, чтобы кто-то писал на конверте что-нибудь вроде «Россия, Гомельская область, Добрушский район, д. Саньково».

Существуют разные версии относительно того, когда и почему в Беларуси появились две российские деревни. По одной легенде, мужики из российской Добродеевки еще в начале XX века выкупили у помещика Шведова урочища Медвежья поляна и Санина Дубрава — уж больно на их родине земли были неплодородные. Тут и обосновались. По другой версии, деревни основали беглые российские староверы. А когда в 20-х годах прошлого столетия происходило «укрупнение» БССР, Медвежье и Саньково оказались на белорусской территории. И вроде бы к Калинину отправились ходоки, делегированные местными жителями. Неизвестно, как они договаривались со всесоюзным старостой, но было принято решение оставить за деревнями статус российских. Остается гадать, зачем это понадобилось самим деревенским. Много слухов тогда ходило…
Возродится ли когда-нибудь жизнь в этом заброшенном уголке или он будет окончательно позабыт? Кто знает. Уже сейчас на многих картах российский анклав на Гомельщине никак не обозначен…

Из Закона Брянской области от 09.08.2005 г.:

…Злынковский район находится в юго-западной части Брянской области. Общая площадь района в его административных границах составляет 73094 га. Кроме того, за пределами административных границ района имеется 546 га земель, в том числе 511 га земель на территории Добрушского района Гомельской области Республики Беларусь, из них 45 га находятся в ведении Добродеевской сельской администрации, 466 га земель запаса и 35 га земель колхоза им. Щорса на территории Климовского района Брянской области…
3. …

«1) Вышковское городское поселение… В состав Вышковского городского поселения входят два запольных участка, которые расположены на территории Добрушского района Республики Беларусь и представляют собой два анклава: один — урочище Медвежье-Саньково, второй — сенокосы бывшего колхоза «Ленинский путь»…

Губернатор Н.В.Денин
г. Брянск, 9 августа 2005 г., № 54-З



Текущее состояние магнитных бурь

Поиск по сайту


Подписка на новости
Архив статей

Яндекс.Метрика