RUQRZ hamradio
TOP недели
Популярные статьи


Радистка Соня которая всегда в эфире


У этой героини несколько имен — Урсула, Соня, мадам Бертон, Рут Вернер. Последнее — писательский псевдоним, который Урсула Кучински, радистка, резидент, полковник ГРУ, взяла себе, отойдя от работы в разведке. Но прежде чем заняться мемуарами, она прожила несколько жизней за одну: работала с Рихардом Зорге в Китае, училась в СССР, участвовала в похищении секретов атомной бомбы, была руководителем нелегальной резидентуры. И при этом была матерью троих детей, которых родила, как шутили ее коллеги, «не выходя из эфира». А еще Урсула обладала удивительным женским обаянием и не единожды кружила головы самим разведчикам.


Берлинка Рут Вернер (1907-2000), дочь известного в Германии экономиста 20-х годов, поляка по происхождению — Рене Роберта Кучинского с середины 30-го года работала вместе со своим мужем Рольфом связной в группе Рихарда Зорге в Шанхае, Пекине и Мукдене. Жилье Вернеров использовалось в качестве «явочной квартиры» и в нем хранился запасной комплект аппаратуры радиста группы Зорге — Макса Клаузена. Псевдоним «Соня», который ей дал лично Зорге, сохранился за ней на весь период ее последующей подпольной деятельности в качестве радистки.

В середине 1939 г. Рут Вернер была нелегально направлена с супругом — его псевдоним для руководства Центра стал «Джон», и малолетним сынишкой Михаилом в Швейцарию на автономную работу. Позже она стала сначала первой, а затем — основной радисткой группы разведчиков «ДОРА».

«ДОРА» — производный псевдоним от Шандора Радо, венгерского политэмигранта, в прошлом — комиссара Венгерской Красной Армии, участника III Конгресса Коминтерна, позже — бойца-интернационалиста в Республиканской Испании. Приняв предложение руководителя Разведуправления Красной Армии С.П.Урицкого, Ш.Радо посвятил себя разведработе.

Один из старейших советских военных радистов Контантин Михайлович Покровский в довоенные годы выполнял многие ответственные задания командования: держал радиосвязь с бойцами- интернационалистами, сражавшимися в Испании; был начальником радиосвязи главного советника СССР в Китае, отражавшим в то время японскую агрессию; в годы Великой Отечественной войны принимал участие в создании партизанской радиосвязи; с 1946-58 гг. — UA3CB так рассказывал о группе советских разведчиков-радистов, действовавших в сороковые годы на территории Швейцарии: «Радиооператоров Московского военного радиоузла предупредили: корреспонденту «ЖМЕРИНКА» уделять максимум внимания. Чтобы ускорить его радиообнаружение и долго не держать на связи, трем радистам было приказано «сесть» за разные приемники и внимательно следить за эфиром.

В обусловленное время они услышали ожидаемый позывной. Оператор работал не очень уверенно — сказывалось, видимо, волнение, связанное с первым выходом в эфир. Передав шифрованную радиограмму, корреспондент исчез так же неожиданно, как и появился…

Эту шифровку в Москве ждали с нетерпением и волнением, т.к. причин тому было немало («ЖМЕРИНКА» — радистка «Соня»): удалось ли ей, не имея достаточного опыта, благополучно внедриться в чужой стране; сумела ли быстро установить связи с теми, кто владел данными, крайне важными для командования в те предвоенные годы; и, главное, как управилась с радиостанцией? Этот главный вопрос больше всего беспокоил ее наставника — бывшего радиста Балтийского флота, а в те годы — полковника Н.И.Шечкова. Он считал, что «Соне», пожалуй, рановато было поручать самостоятельную работу, что надо бы ей поднабраться опыта. Но все обошлось. В январе 1940 г. «ЖМЕРИНКА» вышла в эфир. Центр начал регулярно получать сведения о военных намерениях Германии, ее вооружении, новых видах боевой техники».

Ш. Радо руководил «ДОРОЙ» из своего женевского картографического «Геопресс бюро» под личным псевдонимом «Альберт» (или — «товарищ Н.»). «Соня» передавала свои радиограммы из Данцига (ныне — Гданьск) и Варшавы, а затем — из под Женевы.

Интересный случай произошел с «Соней» в самом ее начале пребывания в Швейцарии и, в который раз, самообладание с верностью послужило разведке. Вот, что она вспоминала: «Меня вызвал сотрудник службы безопасности и сказал в упор: у властей есть сведения, что вы, дескать, пользуетесь радиопередатчиком. Не отпирайтесь! Стук ключа Морзе слышала посыльная из бакалейного магазина, она и донесла нам…

— Вот и предугадай, — повторила Рут Вернер немецкую пословицу, — откуда на тебя камень свалится.

Я мгновенно сообразила: скорее всего, речь идет о детской игрушке, купленной мною для сына — действующей модели телеграфного аппарата Морзе (ключ, зуммер, батарейка от карманного фонарика и таблицы «морзянки»). Сын до ухода в школу увлеченно занимался телеграфом, и девушка из магазина могла слышать именно его.

— Не меня, же, ведь я передаю ночью.

Сотрудник службы безопасности, задав свой вопрос, ожидал чего угодно, но не задорной и одновременно снисходительной улыбки на моем лице.

— Во-первых, такой телеграфный аппарат можно купить в ближайщем магазине игрушек — пройдемте, пожалуйста.

— Во-вторых, приглашаю вас к себе в дом, где вы увидите этот криминальный предмет в собранном и, правда, достаточно потрепанном виде. Чиновник, подкупленный искренностью, отклонил мое предложение».

Было в ее работе и кратковременное замешательство, которое поначалу «выбило ее из колеи». Оно было вызвано услышанной по радио новостью: «Решением швейцарского правительства запрещен выход в эфир радиолюбителям». И оно понятно — резко опустевший эфир увеличил вероятность обнаружения нелегально работающего передатчика.

В июне 1940 г. «Соня» передала шифровку: «Директору. По высказыванию японского военного атташе, Гитлер заявил, что после быстрой победы на Западе начнется немецко- итальянское наступление на Россию». Тревога нарастала. В Москву передавались все новые и новые разведданные. В очередной раз она радировала: «Все германские моторизованные дивизии на Востоке. Войска, расположенные ранее на Швейцарской границе, переброшены на юго-восток. «ДОРА».

События развивались так быстро и настолько серьезно, что Центр решил в срочном порядке укрепить женевскую группу разведчиков. Объем их работы возрастал, добывать раз
ведданные становилось все труднее. Увеличивалась и опасность. Любая ошибка грозила провалом и потерей единственной радиостанции. Вот почему во время одного из сеансов связи Центр порекомендовал «ДОРЕ» изыскать возможность организовать дополнительный канал связи. Удача сопутствовала разведчице. Судьба свела ее с антифашистом (хозяином радиомагазина и небольшой ремонтной мастерской) Эдмондом Хамелем и его супругой Ольгой. Супружеская пара охотно приняла предложение включиться в борьбу с нацизмом. И Р. Вернер начала заниматься подготовкой еще нескольких радистов — обучением их азбуке Морзе. Ими стали: сначала ее помощник — бывший боец-интернационалист англичанин Лен Бартон (настоящее имя — Александр Фут, псевдоним — «Джим»), а позже — супруги Хамели: Эдмонд («Эдуард») и Ольга («Мауд»).

В начале 1941 г. семья Вернер покинула Швейцарию. «Соня» передала свою радиостанцию «Джиму», который поселился в Лозанне и уже в марте 1941 г. передал свою первую радиограмму в Центр, а из Женевы в эфире работала радиостанция супругов Хамелей. Таким образом, в распоряжении «ДОРЫ» стало два канала для передачи радиограмм.

В ночь с 22 на 23 июня 1941 г. супруги Хамели передали Центру: «Директору. В этот исторический час с неизменной верностью и удвоенной энергией будем стоять на передовом посту».

И еще интенсивнее стала поступать в Москву информация о гитлеровских планах. Однако, однажды связь с Центром неожиданно прервалась. Радисты «ДОРЫ», зная, как безнаказанно продвигались по советской земле фашистские полчища, с беспокойством вслушивались в эфир, отыскивая знакомые сигналы, но Москва молчала…

А в это время (сентябрь 1941 г.) московский радиоузел, погруженный в вагоны, перебазировывался, направляясь в Уфу. Следующим эшелоном туда же выехал и К.М. Покровский — в качестве представителя Управления Генерального Штаба, чтобы помочь быстрее развернуть радиоузел на новом месте дислокации.

Вскоре связь была восстановлена, но обе радиостанции «ДОРЫ» были крайне перегружены и Центр принимает решение о подготовке еще одного радиста. Следуя рекомендации Центра, Ш. Радо находит подходящую кандидатуру — двадцатитрехлетнюю Маргариту Болли (дочь итальянского антифашиста). Хамели в короткий срок обучили ее «морзянке» и вскоре она уже могла работать самостоятельно. Так у «ДОРЫ» стало уже три радиостанции — две в Женеве (Маргарита Болли стала работать под позывным «Роза») и одна в Лозанне, которые вели непрерывную работу в эфире.

Однажды «Роза» познакомилась с симпатичным парикмахером и влюбилась, как оказалось в… агента немецкой контрразведки.Гестапо было известно о существовании нелегальных радиостанций в Швейцарии, и о том, что «Москва» ведет с ними активный радиообмен. Но напасть на след разведчиков долго не удавалось.

При содействии швейцарской полиции гестапо организовало слежку за членами группы «ДОРЫ» и усилило радиоперехват в регионе. Наконец, в конце сентября 1941 г. пеленгаторы точно «вывели на цель». «Мауд» и «Эдуард» были арестованы. В ту же ночь была схвачена и «Роза». Начались поиски третьей станции — радиста «Джима». Несмотря на огромный риск, он продолжал, запутывая врага, выходить в эфир (работая на разных частотах и под с разными позывными). Но полиция все же его застигла (около часа ночи 20 ноября) — во время сеанса связи с Центром. Пока ломали дверь, «Джим» хладнокровно сжег на свече документы и сокрушительным ударом молотка разбил радиостанцию… .

Так закончила свое существование «КРАСНАЯ ТРОЙКА», как называла ее сама немецкая контрразведка. Остается добавить, что победоносное наступление Красной Армии побудило швейцарские власти освободить радистов. Остался на свободе и Ш. Радо, вовремя ушедший в подполье.

— «Соня» после войны занималась литературной и общественной деятельностью. Вместе с семьей проживала в ГДР. За свою работу полковник Красной Армии Р. Вернер была награждена двумя орденами Красного Знамени (первый, за номером 944, получила в начале 1939 г. за деятельность в группе Р. Зорге).
— После войны, на своей родине Шандор Радо стал доктором географических и экономических наук. Был награжден несколькими боевыми орденами СССР.
— По данным швейцарской радиолюбительской организации (USKA), Эдмонд Хамель («Эдуард») в 2002 г. по-прежнему проживал в Женеве.

Болгарка Свобода Анчева (дочь политэмигранта) с 28 ноября 1940 г. была в Варне одной из двух радисток разведгупппы её мужа — Гиню Стойнева. Жила в Варне под вымышленным именем — Милка Петрова. 17 ноября 1943 г. Свобода и другая радистка — Зара Стойкова были приговорены к смертной казни через повешение (Гиню же был приговорен к этой мере заочно). Зара Стойкова была повешена (впоследствии, была посмертно награждена орденом Красной Звезды), Свобода Анчева же все время находилась в камерах смертников и была освобождена войсками Красной Армией 8 сентября 1944 г., а ее муж еще весной 1944 г. погиб в партизанском отряде. Свобода Анчева была награждена орденом Ленина, а на родине — орденом Георгия Димитрова и удостоена звания Герой Социалистического труда НРБ.

Двадцатилетняя уроженка Николаева Лидия Пархомчук с 1943 г. была радисткой николаевской разведгруппы своего мужа — Андрея Терещенко. Лидия Максимовна Пархомчук была награждена орденом Отечественной войны II ст.

Белоруска Елена Францкевич в 1942 г. проходила лесной «университет» радистов под Борисовым, который был организован десантной группой капитана Бухова. Инструктором группы была Галина Семенова. Там же стала радисткой-разведчицей и молодая полька Ядвига (фамилия неизвестна).

Молодая девушка по имени Вера (фамилия неизвестна) была радисткой разведгруппы, действовавшей в Могилеве и которой командовал майор А.И. Одинцов (впоследствии — генерал-полковник, первый зам.председателя ЦК ДОСААФ СССР). 5 июля 1943 г. связь Центра с Верой оборвалась… .

Москвичка радистка Зинаида Бардышева после выполнения задания в Белоруссии в июле 1944 г., в составе разведгруппы была десантирована в Восточную Пруссию. Зимой
1945 г. вблизи польской деревушки Вейдо группа разведчиков попала в засаду. Зинаида была тяжело ранена и живой в лапы врага не попала…

Весной 1945 г. в районе чешского города Голешов действовала разведгруппа «Орел» (под командованием м-ра П. Чайковского), радисткой которой была москвичка Алевтина Ползунова.

В апреле 1945 г. под польский город Бютов (ныне — Бытов) была десантирована разведгруппа капитана А.Льговского. Среди двух ее радистов была и девушкка — двадцативосьмилетняя москвичка (уроженка Пензенской обл.) Надежда Четверухина. После войны, выйдя замуж, Надежда Ивановна Крайнова проживала в Москве.

UY5XE

Интересное по этой теме:



Текущее состояние магнитных бурь

Поиск по сайту


Подписка на новости
Архив статей

Яндекс.Метрика